Михайловский александр крымский излом том 5 коренной перелом

«Коренной перелом»

Часть 17-я «Накануне»

1 июня 1942 года, Полдень. Москва, Дача Сталина в Кунцево.

К началу лета 1942 года Москва стала совершенно спокойным, вроде бы и не прифронтовым городом, несмотря на то, что фронт стоял под Вязьмой, всего в двухстах километрах от окраин столицы. Воздушные налеты прекратились совершенно, ибо, при стоящей в Кратово авиагруппе ОСНАЗ посылать бомбардировщики на советскую столицу хоть днем, хоть ночью было для командования люфтваффе чистейшим самоубийством. Взлетят русские «Палачи», и всех к чертовой матери посбивают. К тому же после сражения за Брянск и Орел, действующее в полосе группы армий «Центр» воздушное командование «Восток» было обескровлено в результате катастрофических потерь. Все новые самолеты и закончившие летные школы пилоты, штурмана и стрелки направлялись Герингом в 4-й воздушный флот, действующий в интересах группы армий «Юг». Встал даже вопрос о возвращении назад эвакуированных в Куйбышев правительственных учреждений и иностранных посольств. Но Верховный пока откладывал принятие этого решения.

– Вот победим на юге, погоним фашиста до Днепра и дальше, – думал он, –тогда и можно будет вернуть всех в Москву.

А основания надеяться на победу были. План фашистов нанести главный удар на юге был вовремя вскрыт, и Василевский ежедневно докладывал Сталину о количестве прибывающих в немецкие ударные группировки солдат, орудий, танков и самолетов. Соответственно строилось и противодействие, усиливалась линия обороны, перебрасывались подкрепления. Генерал армии Жуков, назначенный командующим Центральным фронтом, свирепствовал так, что стоны разжалованных и пониженных в должности и звании страдальцев, несся по всей Руси Великой. Туда, к Жукову направлялись практически все новые противотанковые пушки, гранатометы, гвардейские реактивные минометы и самолеты-истребители. Против немецкого ударного кулака со всей возможной скрытностью создавался щит, о который этот кулак должен был разбиться, как о каменную стену.

Но сегодня Верховного Главнокомандующего занимала не война, а дипломатия и политика. Для того чтобы выиграть войну, у него теперь есть целое созвездие проверенных другой историей «Гинденбургов»: Василевский, Шапошников и Антонов – в Генштабе; Жуков, Конев, Рокоссовский, Малиновский, Черняховский, Говоров, Горбатов, Ватутин, Толбухин и Федюнинский – на фронтах; Бережной, Катуков, Ротмистров, Рыбалко, Лелюшенко и Лизюков – в танковых войсках; Кузнецов, Ларионов и Головко – на флоте. А к ним почти двенадцатимиллионная Красная Армия, уже оправившаяся от горечи прошлогодних поражений, и начавшая привыкать к сладкому вкусу побед. Если эту силу правильно применить, то вермахту не устоять. Победили в ТОТ раз в гораздо худших условиях, победим и теперь. Главное, надо было сделать так, чтобы плоды этой Победы не были украдены у Советского Союза так называемыми союзниками по коалиции, и не пропали бы втуне, как это случилось ТОГДА.

Именно сейчас, в эти дни и часы, должен был решиться вопрос послевоенного мироустройства, и решить этот вопрос мог только он, Сталин. Британский король-эмигрант Георг VI уже находился в Москве. Через несколько дней для переговоров сюда же прибудет американский вице-президент Уоллес. И, хоть судьба мира будет решаться на переговорах с американским вице-президентом, первая встреча состоится с британским монархом. Пора закрывать операцию «Денеб», и просчитать все дивиденды, чтобы понять – стоила ли свеч вся эта головокружительная авантюра в стиле голливудского вестерна…

Король Георг ехал на встречу с русским вождем, поглядывая на залитые солнцем улицы Москвы через бронированное стекло посольского «Роллс-Ройса». Народу на улицах было совсем немного для такого большого города. В основном это люди в военной форме, старики, и совсем немного женщин. Все остальные, включая четырнадцатилетних подростков, как успел рассказать королю посол в России Кларк Керр, по двенадцать часов в день в две смены работали на военных заводах, прилагая все силы для того, чтобы обеспечить ведущую тяжелую войну русскую армию оружием, боеприпасами и снаряжением.

И хоть, как и в Лондоне, по дороге часто попадались зенитные орудия и привязанные к земле аэростаты воздушного заграждения, за те сутки, что Георг провел в большевистской столице, не прозвучало ни одной воздушной тревоги. Небо над Москвой было на надежном замке.

Загородная резиденция советского правителя располагалась в густом лесу, и была отгорожена от внешнего мира высоким забором. После того, как автомобиль с королем проехал через большие ворота, ему пришлось несколько раз объехать установленные поперек дороги большие бетонные блоки.

Гостеприимный хозяин встретил короля на пороге дома, причем сам этот дом, одноэтажный и укрытый в тени деревьев, не произвел на Георга особого впечатления. Он не был похож на древние замки британских аристократов. Внутри дом тоже был обставлен по спартански просто. Дядюшка Джо, в отличие от скороспелых американских нуворишей, то ли презирал роскошь, то ли не придавал ей большого значения. Более или менее соответствовал положению хозяина только кабинет с полом, с уложенным хорошим паркетом, большим письменным столом, мягкими креслами, книжными шкафами забитыми книгами, и висящей на стене огромной картой советско-германского фронта. Именно сюда, в этот кабинет, сходились все нити управления страной, ведущей тяжелую изнурительную войну с беспощадным врагом.

Хозяин кабинета жестом пригласил короля присесть в одно из кресел, после чего устроился сам в таком же кресле по соседству. Переводчик замер за спиной короля.

– Мы сожалеем, ваше королевское величество, – после недолгого молчания произнес Сталин, – о том, что произошло в вашей стране. Как вы уже знаете, мы пытались предотвратить подобный исход событий, но ваши специальные службы, к сожалению, не прислушались к нашим предостережениям.

– Господин Верховный главнокомандующий, – с горечью ответил король, – к моему глубокому сожалению, меня лично о вашем предупреждении проинформировали слишком поздно. В противном случае я смог бы хоть что-нибудь предпринять. Конечно, я весьма благодарен вам за то, что вы организовали спасение и эвакуацию моей семьи. Но я хотел бы поинтересоваться – зачем вы это сделали? Ведь между нами никогда не было приязненных отношений. Более того, я всегда позиционировал себя как противника возглавляемого вами всемирного коммунистического движения.

– Покойный мистер Черчилль тоже не был нашим большим другом, – ответил Сталин, – однако, нас объединяло главное – желание разгромить нацизм и спасти народы Европы от порабощения. Мы надеемся, что с вашей помощью нам удастся спасти от захвата Гитлером Гибралтар, Мальту, Суэцкий канал и остатки британского флота. Ваше величество, вы согласны со мной?

Король Георг кивнул.

– Вполне, господин Верховный главнокомандующий, – кивнул он, – меня беспокоит только то, что безумцы, захватившие власть в Лондоне, все же решат направить на Восточный фронт британские войска, находящиеся сейчас под их властью в Метрополии.

– Мы можем твердо обещать, – ответил королю Верховный, – что в таком случае все британские солдаты и офицеры добровольно и с оружием в руках перешедшие на сторону Красной Армии не будут считаться военнопленными, а немедленно возвратятся под ваше командование. Это максимум, что мы можем для них сделать.

– Спасибо, господин Верховный Главнокомандующий, – произнес король Георг, – вашего обещания для меня вполне достаточно. Мне даже не хочется называть англичанами тех моих подданных, которые по доброй воле и с оружием в руках будут воевать за Гитлера и его новый порядок. Но мне хотелось бы знать – какие шаги вы планируете предпринять после окончания этой войны по отношению к моей стране? Для меня это очень важно.

– Ваше величество, – ответил Сталин, – теперь, когда открытие Второго фронта маловероятно даже теоретически, Красная Армия будет вынуждена двигаться на запад, освобождая от Гитлера Европу до тех пор, пока враг не сдастся, или будет сброшен в волны Атлантического океана. При этом мы исходим из того, что политическая система Европы в ходе гитлеровской агрессии оказалась полностью разрушена, и теперь ее надо будет создавать заново. Таким образом, дальнейшую судьбу оккупированных Гитлером стран будут решать их народы на прямых, свободных, честных и демократических выборах, разумеется после того как будут осуждены и поражены в правах все те политические силы которые сотрудничали с оккупантами, или способствовали тому, что фашистская Германия смогла развязать эту разрушительную войну.

– Господин Верховный Главнокомандующий, – насторожился король, – пожалуйста, поясните, что вы имеете в виду под словами «политические силы, способствовавшие развязыванию войны»?

– Мы имеем в виду тех, к кому летел на переговоры нынешний фактический правитель Британии Рудольф Гесс. Тех, без чьей поддержки не произошел нынешний переворот – сказал Сталин, – Судить всех виновных будет международный трибунал.

Выслушав перевод, король задумался.

– Это довольно деликатный вопрос, господин Верховный Главнокомандующий, – наконец произнес он, – политическая система Великобритании складывалась веками, и в ней краеугольным камнем был документ «Магна Карта», ограничивший власть короля волей Парламента. Я согласен с вами в том, что нынешний Парламент себя полностью дискредитировал, и не может в дальнейшем выражать волю английского народа. Просто мне не хотелось бы того, чтобы в процессе послевоенных выборов хоть как-то ущемлялись права тех политических сил, которые до конца боролись с фашизмом, но, в то же время, являются противниками коммунистической идеологии, которую я считаю полностью неподходящей для культурной Европы.

– А вот этот вопрос, – усмехнувшись в усы, сказал Сталин, – давайте предо …

Коренной перелом

михайловский александр крымский излом том 5 коренной перелом

Автор: Михайловский Александр Борисович, Харников Александр Жанр: Альтернативная история, Самиздат Серия: Крымский излом #5 Язык: русский Год: 101 Добавил: Admin 6 Июл 17 Проверил: Admin 6 Июл 17 Формат:  FB2 (345 Kb)  RTF (302 Kb)  TXT (338 Kb)  HTML (342 Kb)  EPUB (427 Kb)  MOBI (1633 Kb)

 

Аннотация

Коренной перелом

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Михайловский Александр Борисович

Крымский излом

Порт-Артурский рассвет

Галактические войны

михайловский александр крымский излом том 5 коренной перелом

Пролог(СИ)

михайловский александр крымский излом том 5 коренной перелом

Ярость славян (СИ)

Тихоокеанский дебют!

Другие книги автора Харников Александр

Призрак Великой Смуты

Время собирать камни

В царствование императора Николая Павловича. Том второй

Встречный марш

Прорыв на Донбасс (СИ)

Разминка перед боем

Другие книги серии «Крымский излом»

Прорыв на Донбасс (СИ)

Крымский излом

Похожие книги

Две стороны медали

Мир -2 на телевидении Терры.

Голодные игры: Из пепла (СИ)

Земля изначальная. Наследие (СИ)

Я живой!

Блатные сказочки

Время цветущих яблонь

Ненависть

Наследники Скорби

Клинок Судеб

Северянин

Планета вампиров или машина молодости (СИ)

Комментарии к книге «Коренной перелом «

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

Крымский Излом

том 6-й «Освободительный поход»

Часть 21-я «Осеннее затишье»

23 августа 1942 года, Ранее утро. Таллин, внешний рейд.

Линкор «Октябрьская Революция», в девичестве «Гангут».

Командующий Балтийским флотом вице-адмирал Трибуц стоял на мостике линкора «Октябрьская революция» и смотрел на север. Там, в пятидесяти милях от этого места, на другом берегу Финского залива, лежал город Хельсинки, ныне столица независимой Финской Республики, а в прошлом база русского императорского флота Гельсингфорс. После того как власти Финляндии вступили в войну против СССР и финская армия захватила всю Советскую Карелию, и приняла участие в людоедской блокаде Ленинграда, а особенно после того, как в эту войну вступили потомки, с их знанием дальнейших событий, будущего у независимой буржуазной Финляндии больше не было. Ошибку, сделанную Лениным в восемнадцатом году, надо было исправлять, и исправлять ее должен был корпус морской пехоты особого назначения под командованием генерал-лейтенанта Василия Чуйкова.

Отозванный из Китая, где он последние два года работал военным советником, сорокадвухлетний генерал-лейтенант был назначен командующим корпусом морской пехоты особого назначения, по аналогии с механизированными корпусами ОСНАЗ, состоявшим из четырех механизированных и двух штурмовых бригад морской пехоты, одной гаубичной, одной противотанковой и одной зенитной артиллерийских бригад. Точно также как и все остальные соединения ОСНАЗ, Корпус морской пехоты был предназначен для осуществления стратегических десантных операций и подчинялся напрямую Ставке, а, следовательно, лично товарищу Сталину. В настоящий момент Первая штурмовая бригада этого корпуса на полуострове Харьюмаа уже закончила погрузку на водолеты, которые прямо сейчас выходят в море.

Адмирал поежился. На этих стремительных суденышках, не признающих ни земли, ни грязи, ни морских мин, ни подводных камней, служили отчаянные парни, которым было плевать на опасность, и верившие только в свои силы, технику, ну и еще в товарища Сталина. Ведь он, адмирал Трибуц, не поверил, и поставил на перспективном проекте жирный крест. А вот нарком Берия что услышал, разнюхал и выкопал этого Левкова, представил проект товарищу Сталину на блюдечке с голубой каемочкой. Теперь он гениальный управленец, почти провидец, а Трибуц отсталый ретроград, нанесший ущерб обороноспособности СССР. У Хозяина хорошая память, и если командующий Балтийским флотом проколется на чем-то еще, то эти историю тоже подошьют в уголовное дело. Так уж устроена жизнь, что отвечать приходится за все.

Возможно так случилось потому, что как торпедные катера эти изделия и в самом деле были бесперспективны. Задачу же высадки стратегических морских десантов до войны флоту никто не ставил. А если и ставил, то только так, как сорок лет назад японцы высаживались в бухте Бицзыво… На такой способ высадки десантов была рассчитана и противодесантная оборона большинства европейских и не только стран. А вот то, что сейчас собирались проделать морские пехотинцы Чуйкова, было новаторством, почти что лихачеством.

Адмирал поднял к глазам бинокль. В сером свете наступающего утра были видны многочисленные белые черточки груженых катеров на воздушной подушке, отрывающиеся от эстонского берега и уходящие на север. Операция «Вега» началась.

Примерно тридцать минут спустя. Хельсинки.

В это ранее воскресное утро, несмотря на то, что Красная армия и Балтийский флот находились всего в девяноста километрах к югу, столица буржуазной финской республики мирно дремала, надежно укрытая береговыми батареями крепости Суоменлинна (бывший Свеаборг), минными полями и своей репутацией неприступной твердыни. Но все в этой жизни относительно, и год на дворе стоял не тридцать девятый и не сорок первый. Появившиеся в воздухе над Хельсинки пикировщики Пе-2 и Ту-2 1-го бомбардировочного авиакорпуса ОСНАЗ генерал-майора Полбина, для хельсинских обывателей оказались неприятным сюрпризом.

Но, собственно обывателям от этого визита как раз не было ни холодно ни жарко, потому что две бомбардировочные авиационные дивизии, летчики которых были обучены работать с глубокого пикирования, были нацелены не на сам город, а на крепость Суоменлинна и разбросанные вокруг нее береговые батареи. Подошедшие на бреющем полете почти одновременно с пикировщиками штурмовики Ил-2 приступили к подавлению зенитных батарей в самой крепости и городе, а несколько десятков бипланов Бристоль «Бульдог» английской поставки с еще той войны, были тут же связаны боем истребителями сопровождения. И помешать им финны тоже не могли, поэтому пикировщики по своим целям работали, как на учениях.

Завалив свою «тушку» в глубокое пике, генерал Полбин поймал в перекрестье бомбового прицела форт еще дореволюционной постройки, и откинул предохранительную скобу с гашетки сброса бомбы. Бомба была бетонобойной, весила ровно тонну с коэффициентом наполнения взрывчаткой пятьдесят процентов. Она имела три независимых взрывателя выставленных на большую задержку. Дело в том, что форт, который атаковал пикирующий бомбардировщик Полбина, и «до без царя», и в революцию, и при финских националистах служил складом для хранения запасов минного пироксилина и снаряженных якорных мин.

Бумкнуть должно было неслабо, в лучших традициях ядерного века. И лучше бы, чтоб в этот момент поблизости от крепости в частности, и Хельсинки вообще, в воздухе не было ни одного советского самолета, которые должны успеть улететь, а в море еще ни одного катера на воздушной подушке, потому что их время наступит позже. Для гарантии этот форт такими вот специальными бомбами обрабатывала вся ведущая девятка «тушек» с расчетом на то, что хотя бы одна бомба сработает.

Остальные бомбардировщики были нацелены каждый на свою цель: береговые батареи, финские подводные лодки и канонерки, стоящие у причала, а также базирующиеся в крепости немецкие торпедные катера. Работали бомбами крупных калибров, действуя с одного захода, иного не предусматривал темпоритм операции. По плану – вторая волна пикировщиков и штурмовиков должна была появиться в воздухе как раз в тот момент, когда в город ворвется советский десант, для того, чтобы работать по заявкам морской пехоты, бомбоштурмовыми ударами расчищая ей путь в сердце вражеской столицы.

Но это должно было быть после, а пока, советские бомбардировщики поприветствовав гостеприимных хозяев воем своих сирен, обрушили свой бомбовый груз на инфраструктуру береговой обороны Хельсинки, что-то там повредив, что-то частично разрушив, а что-то разнеся в мелкие дребезги прямыми попаданиями своих тяжелых бомб. После этого они собрались в журавлиный клин и отправились на свои аэродромы, которые были рядом, в соседней Эстонии. Там их уже ждали техники-вооруженцы и терриконы приготовленных бомб. Что называется – они улетели, но обещали вернуться.

Вслед за пикировщиками засобирались домой и штурмовики, которые только что объясняли финским зенитчикам то, как это нехорошо – мешать людям работать. Едва только небо над Хельсинки очистилось, и финны вздохнули с облегчением, так как потери не были так уж большие, как вдруг земля дрогнула, и над островом Кустаанмиекка (Инженерный) встал столб черного дыма вперемешку с огнем и летящими во все стороны каменными блоками. Большая часть из уцелевшего во время налета финского гарнизона крепости была контужена или убита, базировавшаяся в крепости немецкая катерная флотилия и так понесшая немалые потери во время советского налета полностью уничтожена, а техника, орудия и прочее оборудование базирующееся на ближних островах вышли из строя. И в придачу ко всему почти во всем Хельсинки вылетели стекла, а черепичные крыши в припортовых районах оказались повреждены падающими с неба камнями.

А на горизонте, на серой глади моря уже показалось множество идущих на полном ходу белых точек. Это на катерах на воздушной подушке к деморализованному и полуразрушенному Хельсинки приближался советский морской десант.